Технологии, Меняющие мирМеняющие мир Меняющие мир Выберите раздел или путешествуйте от года к году Технологии, меняющие мир ТехнологииТехнологии Технологии Выберите раздел или путешествуйте от года к году Технологии, меняющие мир ИндустрииИндустрии Индустрии Выберите раздел или путешествуйте от года к году Технологии, меняющие мир ЧеловекЧеловек Человек Выберите раздел или путешествуйте от года к году Технологии, меняющие мир ДеньгиДеньги Деньги Выберите раздел или путешествуйте от года к году Технологии, меняющие мир ЖизньЖизнь Жизнь Выберите раздел или путешествуйте от года к году
Как будущее изменится благодаря технологиям
Подробнее
Технологии, Меняющие мир Меняющие мир Меняющие мир
Выберите интересующий вас раздел ниже или путешествуйте по временной ленте будущего в боковом меню
Технологии Технологии
Индустрии Индустрии
Человек Человек
Деньги Деньги
Жизнь Жизнь
2025
2025
2025
«Индустрия 4.0»
«Индустрия 4.0»
«Индустрия 4.0»
К 2025 году совокупный экономический эффект от промышленного интернета составит до $11 трлн в год (прогноз McKinsey)

Благодаря прорыву в технологиях мир стоит на пороге новой промышленной революции, или «Индустрии 4.0», как ее назвал в одноименной книге основатель и председатель совета директоров Давосского форума Клаус Шваб. Масштабные изменения в технологиях в ближайшее время приведут к тому, что не капитал или природные ресурсы, а инновации и человеческое воображение будут стимулировать экономический рост. «В отличие от предыдущих индустриальных революций промышленная революция 4.0 развивается не линейно, а по экспоненте», – писал Шваб.

Каким станет мир в результате промышленной революции 4.0?  Впервые с начала индустриальной эры основную ценность в нем будут представлять данные, а не продукты. Будет усиливаться влияние промышленного интернета вещей (IIOT, Industrial Internet of Things; иногда его еще называют промышленным интернетом)  – сети физических объектов, платформ, систем и приложений со встроенными технологиями по обмену данных друг с другом, внешней средой и людьми, как определяет его компания Accenture. По ее прогнозу, к 2030 году этот сектор будет добавлять к мировому ВВП $14,2 триллиона (для 20 ведущих экономик мира это плюс 1 % сверх прогнозируемых темпов роста), а количество подсоединенных к сети предметов, по прогнозу IHS, в 2025 году составит 75,4 млрд.

75,4млрдПРЕДМЕТОВ БУДЕТ ПОДСОЕДИНЕНО К ПРОМЫШЛЕННОМУ ИНТЕРНЕТУ К 2025 ГОДУ

McKinsey определяет «Индустрию 4.0» как цифровизацию производственного сектора, связанную с датчиками, которые будут встроены практически во все компоненты и оборудование, с повсеместным внедрением киберфизических систем и анализом всех доступных данных. Все технологии, движущие новую революцию, McKinsey группирует в четыре кластера: связанные с данными, вычислительными мощностями и связью (большие данные, интернет вещей и machine-2-machine-технологии, облачные технологии); связанные с аналитикой (цифровизация и автоматизация научной работы, продвинутая аналитика); связанные с взаимодействием человека и машины (новые интерфейсы, технологии виртуальной, дополненной и смешанной реальности) и связанные с переходом из цифрового мира в физический (аддитивные производственные технологии, например: промышленная 3D-печать, робототехника, новые способы выработки и хранения энергии). Все эти технологии сейчас переживают переломный момент: производственные компании должны решить, как на них реагировать, написали эксперты McKinsey в 2015 году.

Почти все объекты в любой индустрии, от смесительных цистерн до инсулиновых помп, будут оснащены датчиками, способными передавать самую разную информацию по сетям коммуникаций. Вместе они сформируют целые новые индустриальные экосистемы – от «умного» здравоохранения, в котором большая часть функций по диагностике и постановке диагноза будет автоматизирована, до новых индустриальных экосистем, управляемых автономными роботами и применяющих анализ больших данных. Например, американская Caterpillar уже анализирует данные, поступающие от машин и других устройств на производстве, и передает их дилерам, которые на их основе могут назначить предварительное техобслуживание машин и предотвратить возможные технические проблемы. Использование собираемых датчиками больших данных в промышленности позволит сократить операционные расходы и усилить безопасность работников. Так, на химических производствах «носимые» устройства смогут предупреждать работников о превышении нормы вредных веществ в воздухе, а в нефтяной индустрии дроны сумеют инспектировать нефтепроводы в труднодоступных районах. В строительстве большие данные сделают возможным появление «умных» городов.

Сможет промышленный интернет вещей помочь и в борьбе в глобальными проблемами, например за счет более эффективного использования ресурсов – с потеплением. Так, сегодня уже разрабатываются морские грузовые суда, которые будут использовать сжиженный природный газ, дизель, топливные элементы, а также солнечную и ветровую энергию, что позволит сократить вредные выбросы. К таким передовым разработкам относится, например, крупнейшее транспортное судно в мире  Maersk Triple-E: оно имеет длину 400 м, может одновременно перевозить 18 000 20-футовых контейнеров, приводится в движение системой из двух двигателей и двух пропеллеров (мощность 43 000 лошадиных сил каждый) – и при этом оно на 16 % энергоэффективнее судов Maersk предыдущих поколений.  

С распространением цифровых технологий человечество ждет переход  от конкуренции продуктов и сервисов к конкуренции за измеримые результаты и ценность для клиентов, или так называемой экономике результата (англ. outcome economy). Теперь эффективность будет зависеть не от стоимости произведенных продуктов и услуг, а от результатов, которых они позволят добиться потребителю, и ценности, которую они будут для него представлять. Например, при походе на комедийное шоу потребитель платит не за билет, а за то, сколько раз он рассмеялся в зале, – это определяют камеры с помощью технологии распознавания лиц – так уже делает театральная компания TeatreNeu в Барселоне. Медицинские клиники будут использовать фитнес-трекеры и мобильные технологии, чтобы регулярно собирать данные о различных показателях здоровья пациента и на их основе давать рекомендации по обращению к специалистам, – это сделает возможным предотвратить ряд болезней или диагностировать их на ранней стадии, что позволит сэкономить на лечении. Заодно это поможет страховщикам формировать индивидуальные предложения по страхованию здоровья для своих клиентов.

По прогнозу BCG, вместо отдельных, атомизированных ячеек производства, когда конечный продукт складывается в результате последовательного выполнения процессов производственной цепочки, производство станет более интегрированным. Благодаря коммуникации между разными объектами производственной цепочки и людьми удастся сократить затраты времени и финансов, более эффективно использовать ресурсы, а также успешнее адаптировать продукт под каждого клиента. Чтобы выпустить ограниченную партию товара, можно будет не перестраивать всю производственную цепочку, а вносить изменения по ходу процесса.

Автоматизация частично устранит потребность предприятий в низкоквалифицированной рабочей силе, зато появится необходимость участия работников более высокой квалификации для мониторинга процессов и управления ими. По мнению исследователей из Accenture, особенно востребованными будут профессионалы в цифровой медицине и точном земледелии. По расчетам BCG, в Германии промышленный интернет вещей позволит увеличить общую производительность на 5–8 %, или на 90–150 млрд евро.

При этом «соединенность» объектов с интернетом несет ряд рисков, в первую очередь связанных с безопасностью. Близкий простым потребителям пример: «умные» счетчики воды и электричества хотя и позволят более эффективно расходовать ресурсы, будут обладать всей информацией о своих владельцах. Так, управляющая компания будет знать, во сколько жилец выходит из дома и возвращается, оставляют ли родители детей на ночь одних и т. д. Утечка такой информации может грозить самыми неприятными последствиями – от взлома квартиры в то время, когда хозяев точно нет дома, до шантажа владельца с помощью информации о нем.

Более серьезные угрозы связаны с тем, что в интернете неожиданно для инженеров оказались объекты, при проектировании которых такая возможность не учитывалась,  а значит, «голые» с точки зрения безопасности. В частности, компьютер на МКС был заражен вирусом, написанным под геймеров, а позже оказалось, что это не единственный случай: компьютеры в космосе периодически «подхватывают» вирусы, например, с зараженных внешних устройств памяти. При этом в промышленных системах непрерывность работы критически важна, ведь если произойдет критический сбой в доменной печи, ее нельзя будет просто перезапустить. Более того, многие промышленные производства относятся к критической инфраструктуре с точки зрения безопасности людей и воздействия на экологию, поэтому последствия хакерской атаки или сбоя в IIoT потенциально могут касаться не только экономики, но и физической безопасности.

Снижением этих рисков будут заниматься в том числе международные индустриальные консорциумы, такие как Industrial Internet Consortium (IIC) или Open Connectivity Foundation (OCF). Сейчас эти консорциумы разрабатывают технические характеристики и согласовывают стандарты разработки IIoT, чтобы разрозненные «смарт»-предметы можно было объединить в общую сеть.

Кроме индустриальных консорциумов, свою роль во внедрении промышленного интернета вещей сыграют и правительства. В Германии в 2013 году принят план Industrie 4.0 по внедрению «умных» технологий в производства, особенно в части подключения малых и средних бизнесов к глобальным инновационным решениям. В Китае разработана стратегия Made in China 2025, которая подразумевает внедрение инноваций в производство, повышение роли качества, а не количества продукции, заботу об экологии и о развитии таланта. К 2025 году Китай планирует усилить автоматизацию промышленности, развить систему инноваций и вывести стандарты производства на международный уровень.

В России в 2016 году «Лаборатория Касперского» открыла первый в стране центр реагирования на компьютерные инциденты на индустриальных и критически важных объектах  Kaspersky Lab ICS-CERT. Он будет собирать информацию о найденных уязвимостях, произошедших инцидентах и актуальных угрозах, а затем на основе этих данных давать рекомендации по защите индустриальных и критически важных инфраструктурных объектов.  Сегодня не существует даже общепринятых практик и стандартов применения IT-защиты для промышленных сетей и все достижения IT-безопасности пока «малоприменимы для защиты промышленных и инфраструктурных объектов», объяснял при открытии CERT гендиректор «Лаборатории Касперского» Евгений Касперский.

Мнение:
Евгений Касперский
Генеральный директор «Лаборатории Касперского»

Представьте себе современное промышленное производство: цех с конвейером, по которому движется какое-то изделие, или, например, машинный зал электростанции, пропитанный свежим электричеством, или металлургический комбинат, почти любой завод. Как вы думаете, чего мы не увидим на этой картине? На ней практически полностью отсутствуют люди. В мире активно обсуждаются огромные социальные изменения, которыми грозит повальная роботизация и четвертая промышленная революция. Грозит ли миру массовая безработица? Какие профессии окажутся ненужными в век роботов?

Что интересно, эти социальные проблемы тотальной автороботизации предвидели уже очень давно, одно из самых ярких прозрений — роман Курта Воннегута «Механическое пианино».

В нем жестко представлен бунт выброшенных из жизни людей против умных механизмов. А это 1952-й год издания, между прочим! Категорически рекомендуется к прочтению владельцам предприятий и мэрам моногородов. Социальные катаклизмы как результат технического прогресса — это очень важная тема, о которой много думали фантасты и ученые. Но на этом фоне сегодня все более заметна еще одна весьма существенная проблема — киберугрозы и уязвимость современных «умных» физических систем. Предположить и обрисовать темы кибернегодяйства и цифрового терроризма писатели не смогли. Да, не получилось. При этом в жизни компьютерные атаки, целью которых становятся промышленное производство и инфраструктура, происходят все чаще и с пугающей регулярностью. Первым звонком стал червь Stuxnet, который в 2010 году нанес серьёзный технический ущерб иранской ядерной программе. С тех пор утекло много воды и произошло много нового и интересного, включая и новые кибератаки на промышленные объекты. Например, в 2013 году злоумышленники проникли в систему управления дамбой недалеко от Нью-Йорка, а в конце 2014-го вывели из строя доменную печь на одном из металлургических производств в Германии. В декабре 2015-го кибертеррористы на несколько часов обесточили запад Украины. В 2016-м появились сообщения, что неизвестные нам пока хакеры проникли в систему управления станцией водоочистки и смогли заменить состав химикатов, используемых для обработки воды.

Ну а свежайший пример — эпидемия шифровальщиков WannaCry и ExPetr, поразивших компьютеры промышленных, финансовых и других компаний по всей планете, которые зачастую были вынуждены приостановить свою деятельность, в том числе производственную.

Что делается, чтобы предотвратить такие разрушительные атаки в будущем? Во-первых, по всему миру внедряются стандарты информационной безопасности для промышленных предприятий и критической инфраструктуры. Устанавливаются обязательные требования к системам безопасности и реагирования на киберинциденты, а также правила, регулирующие раскрытие информации об уже случившихся атаках. Принимается новое законодательство и в России, хотя и несколько неторопливо. Стандарты, устанавливаемые государственными регуляторами, — это лишь необходимый минимум для госструктур и операторов критической инфраструктуры. Но зачастую и этого минимального уровня даже госкомпаниям с их ресурсом достичь непросто. И это с учетом того, что постепенно складывается понимание, насколько велик потенциальный масштаб ущерба при успешной атаке на промышленные системы. Мы советуем производственным компаниям и операторам критической инфраструктуры повышать уровень защиты и стараться поддерживать его выше минимально рекомендуемого. Во-вторых, создаются группы реагирования на инциденты компьютерной безопасности — особые правительственные или частные подразделения, которые занимаются расследованием и предотвращением киберпреступлений. Группы, которые специализируются на промышленной безопасности, сокращенно называются ICS-CERT — Industrial Control Systems Cyber Emergency Response Team. В США первый ICS-CERT был сформирован в 2009 году, и там он относится к Министерству внутренней безопасности (Department of Homeland Security, DHS). Первый российский ICS-CERT открыла наша компания, произошло это меньше года назад — то есть через семь лет после американского — и это частный проект, который все-таки не может сравниться по ресурсам и возможностям с правительственным.

Надо заметить, что приоритеты технологов и специалистов по информационной безопасности исторически различались: первым всегда была важнее непрерывность технологических процессов, вторым — конфиденциальность данных и защита системы.

Промышленность консервативна, подозрительна к IT-новшествам и, как правило, руководствуется принципом «работает — не трогай». По факту это означает в том числе «не устанавливай патчи и обновления». В результате многие промышленные системы остаются уязвимыми даже к старым угрозам, от которых давно есть защита. И эти системы все чаще подключены к Интернету. Постепенно бизнес понимает растущую опасность кибератак: какие-то четыре года назад в рейтинге угроз, который ежегодно составляет страховая компания Allianz, они занимали 15-е место, а в 2017 году поднялись уже на третье и вплотную приблизились ко второму. В отдельных странах, например в Германии, компьютерные атаки и вовсе стали главным страхом бизнеса. Рассуждая об опасностях для бизнеса и промышленности, можно забыть про место человека в мире победившей четвертой промышленной революции. Однако в обезлюдевших цехах роль людей многократно возросла. Именно они определяют уровень информационной безопасности компании, и без сильной команды специалистов в этой области ни о какой защищенности не приходится и мечтать. Ну а если персонал не понимает элементарных правил компьютерной гигиены и не следует им, то, сколько ни вкладывай в защитные железки и софт, уровень рисков останется высоким. Возможно, у вас сложилось впечатление, что перспективы нас ждут исключительно мрачные. Это не совсем так. Уже сейчас благодаря инновациям в производственных системах производительность труда значительно выросла. При этом их надежность, точность и безаварийность достигла невиданных высот. Да, вместе с этим резко выросла взаимосвязанность систем управления с помощью компьютерных сетей. Во многих случаях критические системы сейчас просто невозможно отключить от Интернета, это стало бы шагом назад в плане производительности и надежности. Просто необходимо помнить, что побочным результатом этого развития могут стать и очень серьезные проблемы, техногенные катастрофы и прочие катаклизмы. Наша задача — суметь их предвидеть и предотвратить.

Понимание того, что делать, есть, решения существуют, государства потихоньку сознают важность киберзащиты критической инфраструктуры, университеты начинают готовить специалистов. Работы будет много, и то, как мы ответим на этот вызов, зависит только от нас.
Решения для крупного бизнеса «Лаборатории Касперского»
Защита виртуальных сред